Гертруда Региня «ПОМНЮ, ЛЮБЛЮ...» \ Людмила Региня «АМБАРНАЯ КНИГА»
Гертруда Региня «ПОМНЮ, ЛЮБЛЮ...» \ Людмила Региня «АМБАРНАЯ КНИГА»
Гертруда Региня «ПОМНЮ, ЛЮБЛЮ...» \ Людмила Региня «АМБАРНАЯ КНИГА»
Гертруда Региня «ПОМНЮ, ЛЮБЛЮ...» \ Людмила Региня «АМБАРНАЯ КНИГА»
Гертруда Региня «ПОМНЮ, ЛЮБЛЮ...» \ Людмила Региня «АМБАРНАЯ КНИГА»
Гертруда Региня «ПОМНЮ, ЛЮБЛЮ...» \ Людмила Региня «АМБАРНАЯ КНИГА»
Гертруда Региня «ПОМНЮ, ЛЮБЛЮ...» \ Людмила Региня «АМБАРНАЯ КНИГА»
Гертруда Региня «ПОМНЮ, ЛЮБЛЮ...» \ Людмила Региня «АМБАРНАЯ КНИГА»

Гертруда Региня «ПОМНЮ, ЛЮБЛЮ...» \ Людмила Региня «АМБАРНАЯ КНИГА»

250 руб.

В корзину

Гертруда Региня «ПОМНЮ, ЛЮБЛЮ...» \ Людмила Региня «АМБАРНАЯ КНИГА». 312 с.: ил. Переплет. 2012.


Под одной обложкой два разных по жанру и объему сочинения. Первое — воспоминания о довоенном детстве, войне, близких и родных людях, взрослении. Второе — литературные цитаты и комментарии к ним, вольные записи и личные дневники. Что общего между ними? Неравнодушное отношение к жизни, желание осмыслить ее такой, какая она есть: со всеми катастрофами (социальными и частными) и бесценными дарами — любовью, дружбой, благодарением, творчеством, шумом морских волн и библейскими картинами куда-то ускользающих облаков...

«Спасибо, жизнь, что была», — говорят авторы книги, сестры Гертруда и Людмила Региня.


«А шарик вернулся, а он голубой»

    Авторы книги, сестры Гертруда и Людмила Региня, выросли на окраине окраины, в Урховом переулке за Нарвской заставой. Старшая запомнила детали окраинного быта с редкой фактографической точностью.

Деревянный дом, конюшня во дворе, сараи, курятники, голубятни, бездомные собаки, грязь, простые уличные игры, обычные детские прозвища… и при всем этом — умиление, радость. «Спасибо, Урхов! Спасибо, детство!» Откуда это? Из атмосферы домашнего уклада. Квартира на первом этаже дома — это крепость, в которой маленький человек защищен от невзгод и недругов.  Какое счастье, что тебя любят мама, папа, бабулечка, дедулечка… Детским очарованием отмечены все предметы, обстановка. Где-то стоят санки, обитые бархатом, или царь письменного стола — чернильный прибор! 

    За тем, что произойдет с семьей, начиная с 30-х годов, наблюдает взрослеющая участница событий: Игарка, война, эвакуация, папин фронт, мамина самоотверженность, блокада, гибель стариков…

    Интересом не только к значительным личностям (а они есть в мемуарах — концертмейстер в оркестре великого Мравинского Илья Абрамович Шпильберг, Герой Социалистического Труда, руководитель КБ на Кировском заводе Виктор Иванович Сергеев, заслуженный учитель Ленинграда Анна Васильевна Анимелова), но именно любовью к  «маленьким людям» проникнуто повествование: их место, казалось бы, на обочине истории, но они — были!

    В финале — список родных, оставивших сей мир... на ум приходят пушкинские строки:

 

    Два чувства дивно близки нам — 

    в них обретает сердце пищу:

    Любовь к родному пепелищу,

    Любовь к отеческим гробам.

 

    Тема любви к родным и близким продолжится во второй половине «Амбарной книги», автор которой младшая сестра - Людмила Региня. Оба повествования сомкнутся, соединятся на этой главной теме и создадут цельность, важную для книги с именами  двух  авторов на обложке.

    Начало же «Амбарной книги» — о другом. Как журналистка, Людмила Региня  раскрывает свои записи, начатые в 1963 году, и сегодняшним взглядом оценивает их смысл и актуальность для нового времени. 

Литературные цитаты, «чужие» письма, знаменитые имена прозаиков, поэтов, философов, художников... Цветаева, Мандельштам, Пастернак, Рильке, Экзюпери, Камю, Кант, Ясперс, Репин, Чуковский, Солженицын, Гроссман, Виталий Сёмин... Что они значили для журналистки, которая зачем-то делала выписки из их книг, трактатов, эссе, размышлений?

   Что они значат для нее сегодня? Как соотнести все это со злобой дня? Есть в «Амбарной книге» и о современной политике, об ответственности власти перед обществом, об антисемитизме ифашизме — откуда их корни и живучесть. 

    Автор приводит слова писателя Виталия Сёмина, у которого на всю жизнь остался ожог от интонации превосходства в немецком арбайтлагере, куда он попал подростком; вот эти слова — «Равнодушие памяти было бы ужасно».

    Людмила Региня много писала о Виталии Сёмине. В книге приведены фрагменты ее переписки с вдовой Сёмина. 

    Обратите внимание на «спинку» обложки. Там есть фотография сестер. Над их головами плафон в виде шара. Ну как тут не вспомнить песенку  Булата Окуджавы о голубом шарике? 

 

    Плачет старушка: мало пожила...

    А шарик вернулся, а он голубой.

 

    Улыбнемся, чтобы не было так грустно.

Л. Региня

Нет комментариев

Добавить комментарий