Рецензии и пресса

О книге Г. Иоффе «25 дней в Ледовитом океане. Певек — «СП‐31» — мыс Барроу — Певек»

Григорий Иоффе

«Все любят китов»… особенно эскимосы

 Любят, правда, по-разному. Эскимосы — на завтрак, обед и ужин. Активистка из «Гринпис» — всем сердцем и душой и совершенно бескорыстно. В этом пытаются убедить зрителя авторы идущего сейчас на наших экранах голливудского фильма. Слава Богу, все кончается хорошо: активистка выстраивает в одну шеренгу всех — от перекованных под зеленых эскимосов до нефтяных магнатов и самого президента Рейгана. И все вместе они начинают спасать трех китов, попавших в ледяную ловушку у мыса Барроу, штат Аляска, США. Спасибо американским кинематографистам за то, что напомнили нам о событиях октября 1988 года, и напомнили очень кстати: фильм вышел на наши экраны одновременно с изданной Арктическим и Антарктическим НИИ книгой «25 дней в Ледовитом океане», в которой эта история описывается документально, детально и во всех подробностях. Ручаюсь за это, как автор книги. И, как автор книги, не могу удержаться от некоторых комментариев.

Фильм — как говорится, крепкий, по жанру — одновременно эко- и мелодрама. Пара легко намеченных любовных линий, едва не состоявшаяся экологическая катастрофа, испорченный цивилизацией эскимосский мальчик… Местами достает и вышибает слезу. 

 

Начинается все с того, что заезжий телерепортер случайно обнаруживает на берегу замерзшего океана полынью с тремя китами. Его репортаж взрывает эфир. Эскимосы на своем собрании решают, как уже говорилось выше, китов этих убить и съесть. Но тут появляется наша активистка и эскимосы строем, с бензопилами (на которых четко видна марка производителя) наперевес идут пилить лед. Прекрасно показан ажиотаж вокруг понаехавших со всего мира неместных журналистов и представителей компаний-производителей всевозможных товаров: реклама на фоне катаклизмов смотрится особенно привлекательно. Но не тут-то было: природа напоминает (как напоминает она сегодня, особенно жителям Европы), что есть она, природа, и есть те, кто делает на ней деньги, пугая нас, скажем, глобальным потеплением, — и в кино в результате ударяет мороз за 50! Активистка в легком гидрокостюме прыгает в воду — познакомиться с китами, журналистка в легком берете ведет репортаж на камеру, а эскимосы продолжают пилить лед. Полный компот, понятно, что у съемочной группы нет никакого представления о реальном 50-градусном морозе, когда, как писал Варлам Шаламов, плевок замерзает на ветру.

 

Но вдруг оказывается, что все усилия американцев от президента до последнего эскимоса оказываются тщетными: сколько не пили лед в лагуне, а через ледовый барьер китам не уйти. И вот тут-то, несмотря на бурные протесты одного из героев фильма, убежденного антисоветчика и полковника ВВС США, появляются спасители — героические советские моряки, приплывшие на атомоходе ВМФ СССР под названием «Адмирал Арсеньев» (?), очень похожем на атомоход «Россия» с замазанным на борту названием. В ходовой рубке капитан и его команда пьют водку и зорко смотрят вдаль. Рубка по размерам, похоже, с небольшого рыболовного траулера, а капитан совсем не похож на нашего Решетова, скорее — на начальника экспедиции «Север-40» Владимира Киселева. С третьего удара ледокол перерубает барьер. Толпа американцев на льду замирает в истерическом ожидании: уйдут или не уйдут? После грамотной паузы — ура! — киты один за другим, точнее, первый за вторым, потому что третий уже погиб, как было и в жизни, выныривают на той стороне барьера и выпрыгивают из воды, как дельфины в бассейне. Слезы текут ручьем. 

 

Конечно же, это кино, со своими законами, и конкретный жизненный факт — лишь повод для очередного сюжета. Но ведь как повернуть! В моей голове не укладывается, как погрязшие в толерантности американцы готовы едва ли не уничтожить эскимосов. Пусть морально, не физически. Похоже, что для зеленых и им подобных спасти популяцию китов важнее, чем живущий в Заполярье маленький народ, который издревле выживал  в этих суровых условиях за счет морского промысла. Логика простая: киты хорошие, значит, эскимосы, которые их едят, плохие. И появляется сценарий, в котором из охотников делают убийц. А ведь речь идет о конкретных событиях, случившихся в октябре 1988 года у мыса Барроу, и о конкретных людях, принимавших в них участие, в том числе и эскимосах, у которых в те дни даже мысли не возникло такой — убить попавших в беду животных.

Впрочем, пусть сравнивает зритель—читатель. Вот несколько фрагментов — о том, как это было в действительности: из очерка старшего помощника капитана ледокола «Адмирал Макаров» Александра Пацевича «Русские идут? Да, спасать китов!»:

 

«Рой Аоавак, китобой из поселка Бэрроу, самого северного населенного пункта США на Аляске, собираясь в море для охоты, 7 октября 1988 г. обнаружил трех попавших в ледовую ловушку китов у порога собственного дома. Этот факт стал сенсацией. Поселок китобоев и гидрометеорологов привлек внимание всего мира. За какую-то неделю на китах причудливо замкнулись интересы нефтяных компаний Аляски, организации «Гринпис», борющейся за чистоту окружающей среды, ученых, китобоев, гидробиологов, политиков и, конечно, журналистов.


Китобои северных поселков Аляски охотятся за китами в водах моря Бофорта, не превышая в процессе охоты определенной квоты, а также не нарушая сезонных сроков охоты. Штормовая погода не позволила китобоям соседнего поселка Нуэквист отстрелять причитающуюся им норму, и право на дополнительный отстрел они предоставили своим коллегам из Бэрроу.


В пятницу, 7 октября старшина китобоев Рой Аоавак как раз и выбирал наиболее подходящее место для предстоящей охоты. Именно в это время он обнаружил блокированных льдом китов. О своей находке сообщил своим соседям, те в свою очередь своим соседям и друзьям, и в считанные часы практически все взрослое население Бэрроу, насчитывающее в общей сложности чуть меньше трех тысяч человек, успело посмотреть на трех морских гигантов, оказавшихся в ледовой западне, своими глазами.


Прошло совсем немного времени  и китобои, а затем и жители поселка начали действовать. Никто не хотел оставаться безучастным свидетелем мучений трех животных. Чтобы животные не погибли, их надо было вывести из льдов, и операция по спасению китов, за которой следили во всем мире, началась.


8 октября о китах заговорили все крупнейшие телекомпании. После показа развернувшихся на льду Бэрроу работ по телевидению Аляски, а затем по национальному телевидению США, на лед хлынули десятки, если не сотни добровольцев. Шли пешком, ехали на автомашинах, снегоходах, летели на самолетах и вертолетах. Жители Бэрроу выходили на лед целыми семьями. Бензопилы, которыми резался 30-сантиметровый лед, работали круглые сутки. Заполярный поселок на севере Аляски был превращен тремя серыми калифорнийскими китами в горячую точку планеты.


— Вчера еще мы знать не знали о Бэрроу, а сегодня здесь как перед открытием Олимпийских игр в Калгари, — говорит один из телеоператоров Эн-Би-Си. Америка забыла на миг о предвыборной гонке, о схватке Буша с Дукакисом, забыт любимый телесериал, внимание Америки приковано к далекому мысу Бэрроу. Событие комментируется американцами в ранге от президента до знаменитого клоуна Джони Карсона. Положение трех серых калифорнийских китов, оказавшихся за ледовым барьером мыса Бэрроу в море Бофорта, привлекло сюда журналистов от Мельбурна до Нью-Йорка. Их репортажи идут на первых страницах газет и журналов, известных во всем мире, с них начинаются теленовости.


Рон Хэйфит, владелец местной гостиницы “Вершина мира”, — сегодня один из самых занятых жителей Бэрроу. С 16 октября его гостиница на 40 больших комнат забита до предела, а телефон на его рабочем столе не замолкает ни днем, ни ночью. 20 октября в городке прошел слух, что возможно на помощь придут советские ледоколы, и обстановка в стане журналистов накалилась до предела. Уже переполнены жилые комнаты метеостанции и морской арктической лаборатории в Бэрроу. По вопросам расселение все прибывающих журналистов ведутся переговоры с местным населением.


В городе не осталось ни одного автомобиля, который можно взять напрокат. Эскимосы прицепляют к своим снегоходам санки и развозят таким образом журналистов на лед и обратно в городок. Хуже всех приходится тем, кто прилетел в Бэрроу из теплых краев. Представьте себе репортера из субтропической зоны, скажем Австралии, увешанного фото- и видеотехникой и приплясывающего на арктическом льду в конце октября за 71-й параллелью, и вы ему не позавидуете. Особенно, если учесть, что он этого льда раньше в глаза не видел.


В городке только один ресторанчик. Работает он теперь и днем, и ночью. За сутки до подхода к мысу Бэрроу ледокола “Адмирал Макаров” и дизель-электрохода “Владимир Арсеньев” мэр Бэрроу устроил журналистам пресс-конференцию, на которой заявил, что несмотря на то, что Бэрроу является поселком китобоев, эскимосы приложат все силы к тому, чтобы киты были спасены. Местные китобои — охотники, а не убийцы, заявил мэр. Киты попали в беду, и человек может и должен прийти на помощь».

 

Так было. И такова жизнь. Свои дивиденды с этой истории получили политики и борцы за сохранение окружающей среды, новым Клондайком операция по спасению китов стала для продавцов бензопил, снегоходов, теплых палаток, всевозможного зимнего обмундирования, и даже, наверное, вертолетов…

«И только добровольцы-эскимосы, да советские моряки, шедшие на Барроу с чистым распахнутым сердцем, то есть те, кто делали дело, думали всего-навсего об одном: китов надо спасти. Они-то и спасли». 

Цитата из книги «25 дней в Ледовитом океане».

 

И последнее замечание: какую же редкую возможность — показать заполярную природу во всей своей потрясающей красоте — упустили авторы фильма! Обидно, как и за эскимосов.

Февраль 2012 г.

Нет комментариев

Добавить комментарий